Тартюф, этот волк в овечьей шкуре, скрывался под другим именем, менял церковную рясу на светский камзол, но оставался собой: эталоном лжеца и лицемера, ловким пройдохой, умеющим притворяться безгрешным святым. Ну как здесь не углядеть попытку подрыва общественных устоев?

Вся пьеса напоминает охоту на лис, точнее – на одну хитрейшую лису. Для того, чтобы загнать его в угол, потребуются усилия всех положительных персонажей без исключения. Трюки и уловки Тартюфа, всегда способного найти выход из любой расставленной ловушки, его невероятные превращения, яркое и смешное действие – это именно то, что позволяет шедевру Мольера уже три с половиной века не сходить с театральных подмостков.